Антикоррупционная чистка органов власти – главный предвыборный приоритет

0
181

Назначение нового премьер-министра Казахстана Олжаса Бектенова говорит о повышенном внимании государства к антикоррупционной повестке. Можно ожидать, что борьба с коррупцией станет центральной темой предстоящей кампании по выборам президента Казахстана, которые должны состояться в конце 2024 года.

Борьба с коррупцией – конек самого молодого главы кабинета министров в новейшей истории страны. Ранее Бектенов возглавлял Агентство по противодействию коррупции, а до того – боролся с этим недугом общества в качестве руководителя департамента Агентства по противодействию коррупции Астаны, а также в качестве главы департамента финансовой полиции Казахстана. На дефицит опыта и наработок в сфере борьбы с коррупцией Бектенову жаловаться явно не приходится.

Первые разоблачения появились всего спустя несколько дней после того, как Олжас Бектенов возглавил правительство. В начале февраля Антикоррупционная служба Казахстана сообщила о проведении досудебного расследования в отношении сотрудников Министерства экологии и природных ресурсов. В процессе расследования был задержан ни много, ни мало вице-министр Мансур Ошурбаев. Судя по всему, это только начало в череде расследований в высших эшелонах власти.

Борьба с «коррупцией в законе»

Неприкосновенных нет – таков посыл Бектенова, который продолжит курировать антикоррупционную тематику, но уже с гораздо более широкими премьерскими полномочиями. Следует ожидать, что очищение власти будет проходить на всех уровнях. Не исключение – парламент Казахстана. А там есть, к чему присмотреться.

Обращает на себя внимание анализ рекомендаций Общественной палаты при мажилисе, проведенный изданием Дала тынысы. Издание задается нетривиальным вопросом о том, где проходит грань между рекомендациями общественников и скрытым лоббизмом. И приводит ряд примеров того, где первое может быть неотличимо от второго.

Так, в июне 2023 года при обсуждении важного законопроекта «О государственных закупках» Общественная палата дала несколько рекомендаций сомнительного качества. Во-первых, рекомендовали «допускать для участия в конкурсах государственных закупок компании, соответствующие достаточным квалифицированным требованиям». При этом фактор соответствия выставленным требования должен иметь приоритет перед выбором поставщика по ценовой категории.

В переводе с чиновничьего на понятный обывателю язык это можно трактовать как создание возможности по выписыванию условий тендеров под конкретного поставщика. Более того, такому поставщику законом будет разрешено поставлять продукцию по завышенным ценам. Оспорить итоги такого тендера по госзакупкам тоже будет нельзя, ведь в том же протоколе заседания Общественной палаты рекомендуется «пересмотреть возможность обжалования решения конкурсной (тендерной) комиссии проигравшими участниками конкурса».

Вишенкой на торте здесь смотрится рекомендация «рассмотреть создание института независимых экспертов по государственным закупкам и закрепить его на законодательном уровне». Ни полномочия, ни функционал таких экспертов в рекомендациях не описан. Но, судя по логике тех, кто вносил эти предложения, именно эксперты должны были бы давать оценку условиям и итогам тендерных процедур по госзакупкам, фактически подменяя собой органы надзора и суды.

Эксперты или лоббисты?

Общественная палата при мажилисе задумывалась как орган, который способствует диалогу власти и общества, повышению гражданского самосознания и политической культуры. Работа Общественной палаты должна повышать прозрачность органов власти и служить важным элементом демократизации казахстанского общества. Палата представлена уважаемыми людьми, в числе которых – известные экономисты, правоведы и исследователи общественных проблем.  Вместе с тем, совещательные органы – будь то при парламенте, правительстве или отдельных министерствах – не должны превращаться в площадки для игр лоббистов. Антикоррупционным органам, возможно, стоит внимательнее присмотреться к составу совещательных органов.

Недавно информационный портал kzinform сообщал о борьбе, снова развернувшейся вокруг контроля над финансовыми потоками в сфере азартных игр. В частности, речь шла о претензиях платежной системы PayDala на контроль над электронной обработкой ставок, осуществляемых букмекерскими конторами. При этом интересы PayDala, бенефициарами которой является Нурали Алиева, внук Нурсултана Назарбаева и сын старшей дочери экс-президента Дариги, на протяжении длительного времени отстаивает член Общественной палаты при Мажилисе, специалист по связям с государственными органами Наталья Малярчук.

Очевидно, что борьба с коррупцией должна начинаться с чистоты в органах власти. Президент Токаев не раз заявлял о том, что борьба с коррупцией должна носить превентивный характер. Иными словами, основной акцент антикоррупционной работы должен быть сделан не на ликвидации последствий коррупционных деяний, а на невозможности их совершения. Лучше других понимает это и новый премьер-министр Олжас Бектенов, который уже дал понять, что высокие должности и общественный статус защитой для коррупционеров не являются.