Импортное бельё занимает 99% объёмов рынка этого товара РК

0
341
Фото: toppress.kz

Ёмкость внутреннего рынка потребления одежды, текстиля и обуви в Казахстане за прошлый год выросла более чем на 50%, до 1,5 трлн тг. Доля отечественного производства в целом по отрасли сократилась с 10% до 9%.

В сравнении с объёмами импорта выпуск товаров легпрома на казахстанских предприятиях на сумму всего 177,9 млрд тг выглядит небольшим, даже с учётом того, что производство в отечественных компаниях в деньгах за год выросло на 6%. Это данные АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта „QazIndustry“».

Редакция Energyprom.kz изучила развитие и проблемы казахстанского легпрома на примере одного из сегментов одежды — нижнего белья. Пример очень показателен, так как трусы, несмотря на кажущуюся на первый взгляд простоту кроя и материала, как раз в Казахстане производятся в очень маленьком объёме. И это несмотря на то, что в РК выращивают хлопок и выпускают хлопчатобумажные ткани.

Судя по данным балансов ресурсов и использования Бюро национальной статистики АСПиР РК, доля собственного производства нижнего белья на рынке Казахстана в прошлом году составляла всего 1,2%, а доля импорта — 98,8%. Такой же была ситуация и пять лет назад, принципиально ничего не поменялось.

Объём производства нижнего белья на казахстанских предприятиях в прошлом году составил всего 1,9 млн изделий, при общих продажах на внутреннем рынке в 150,2 млн штук. Внутренний рынок потребления этих товаров в стране растёт. В прошлом году объём продаж нижнего белья увеличился на 20,2%, в 2021-м рост составлял 52%. Какие бы кризисы ни бушевали, казахстанцы стабильно покупают себе новые трусы.

Судя по этим цифрам, основные потребности в подобных товарах закрываются за счёт импорта. Таможенная статистика, публикуемая Комитетом госдоходов Министерства финансов РК, позволяет оценить, сколько денег казахстанцы тратят на такие предметы туалета. Стоимостный объём импорта только по двум крупным товарным категориям нижнего белья за январь–декабрь 2022 года составил 77,2 млн долл. США. Это на треть больше, чем было в 2021-м. Главные страны-импортёры — Узбекистан и Китай. Можно отметить, что в последний год Узбекистан очень активно отвоёвывал рынок текстиля, демпингуя цены.

По одной из категорий — мужского нательного белья, кальсонов, трусов, халатов — казахстанцы увеличили закуп почти в два раза, с 1,6 тыс. до 3 тыс. тонн, и отдали за эти товары 25,8 млн долл. США (в 2,7 раза больше, чем годом ранее). Женское бельё продаётся в Казахстане в гораздо больших объёмах. За год женщины купили 5,3 тыс. тонн различных пеньюаров, комбинаций, трусов и панталон на общую сумму 51,4 млн долл. США. Рост по деньгам тоже был, но не такой значительный, всего плюс 3%.

Но вернёмся к производству. Чтобы сшить самые простые хлопчатобумажные трусы, нужно соответствующее трикотажное полотно из хлопкового волокна. В Казахстане хлопок выращивается только в Туркестанской области, в самых южных её районах. По данным БНС АСПиР РК, в 2022 году фермеры региона собрали 3,6 млн центнеров хлопка — почти на четверть больше, чем в предыдущем сезоне (плюс 24,6%). По информации акима региона Дархана Сатыбалды, лишь 15% собранного в Туркестанской области хлопка подвергается глубокой переработке.

Основная часть сырья — одного из самых важных звеньев всей текстильной промышленности — продаётся за рубеж в непереработанном виде. За прошлый год за экспорт 30,2 тыс. тонн хлопкового волокна Казахстан получил 66,8 млн долл. США. Наши покупатели — Молдова, Латвия, Турция, Узбекистан и Китай. К слову, последние три страны являются крупными поставщиками в Казахстан ниток, различных тканей, домашнего текстиля и одежды. Не исключено, что часть этой импортной одежды произведена из нашего хлопка.

Из оставшихся 15% сырья, которое перерабатывается на отечественных предприятиях, выпускают хлопок и хлопчатобумажные ткани. К слову, за последние пять лет промышленный выпуск этой продукции сильно упал и в 2022 году дал самые низкие показатели. Хлопка было произведено 48,8 тыс. тонн (минус 28,1% к 2017 году), тканей — 11,6 млн кв. м (минус 52,8%).

Таким образом, проблема номер один — нехватка собственных мощностей для переработки сырья. О ней хлопкоробы говорят много лет. А теперь к этой проблеме добавилась ещё одна. Фермеры, сдававшие урожай на местные перерабатывающие заводы, не могут получить деньги за сырьё. Долг перед ними уже превышает 1,5 млрд тг. Фермерам рекомендуют уходить от хлопка и осваивать другие сельхозкультуры.

Эта болевая точка текстильной промышленности Казахстана — недостаток переработки — отмечена во всех отраслевых дорожных картах профильного Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК. В очередном таком программном документе, рассчитанном на 2022–2025 годы, в качестве целей указано, что к ноябрю 2025-го переработка хлопка должна дойти до 70%. Судя по информации акимата Туркестанской области, в течение нескольких лет в регионе будут созданы хлопчатобумажный комплекс и логистический хаб с соответствующей инфраструктурой. В 2026 году в Мактааральском районе планируется открыть хлопкоперерабатывающий завод и фабрику по производству трикотажного полотна.

Другая немаловажная проблема легпрома, не позволяющая полноценно развивать производство домашнего текстиля и одежды — слабое развитие вспомогательных производств. Помимо ткани, для трусов ещё нужна различная фурнитура — резинки, тесьма, нитки и т. д. Необходимы химикаты и красители. Это не говоря уже о том, что современный рынок нижнего белья предполагает большой выбор тканей — от синтетики до шёлка. При отсутствии всех составляющих собственного производства конкурировать с Китаем и Узбекистаном казахстанским производителям очень трудно.

На заседаниях разного уровня наши производители не раз приводили в пример развитие текстильной промышленности Узбекистана. Эта страна в 2020 году отказалась от экспорта хлопка-сырца и начала в ускоренном темпе наращивать собственную переработку, доведя её в итоге с 40% до 100%. При этом отрасль получила беспрецедентную поддержку со стороны государства — от отмены налогов до субсидий и помощи с экспортом пряжи или одежды. Теперь к 2026 году в РУ планируют отказаться и от продажи за границу пряжи, на экспорт будет отправляться только готовая продукция с максимально возможной добавленной стоимостью.

Все эти масштабные проблемы в производственной части казахстанского легпрома привели к тому, что даже те текстильные товары, которые производятся в РК, не могут конкурировать с импортом по цене. Отсюда вытекает и следующая зависимая проблема. Не имея возможности конкурировать на рынке, швейные фабрики пытаются выжить за счёт госзакупок. Это большой плюс в плане стабильности объёмов заказов, но минус в перспективе. Ведь коммерческий рынок идёт вперёд, продолжает расти и развиваться, увеличивая ассортимент, и казахстанские производители пока вклиниться в этот тренд не могут.