Тина Кароль, певица, актриса и телеведущая: «Музыка изменилась, но основа нетленна»

0
299

Невероятно красивая, утонченная, стильная, талантливая и очень общительная – такой мы узнали Тину Кароль во время ее приезда в Алматы. Она во всем безупречна: легкий макияж, аккуратная прическа, простой, но идеально подобранный образ, правильная осанка и грация в каждом движении – вот так и выглядят профессионалы. Им не нужно никакого антуража, достаточно появиться в комнате, чтобы все вокруг восхитились. При этом она прекрасно выражает свои мысли, легко отвечает на вопросы, а еще является примером жизнелюбия и стойкости. 

Тина руководит своим собственным лейблом и самостоятельно решает бизнес-задачи, как она говорит, «сама себе менеджер, продюсер и дом советов в своей голове».

У нас получился довольно нетипичный диалог с представителем шоу-бизнеса, мы обсудили не только музыку, но и бизнес-проекты, личную жизнь и политику. Приятного чтения! 

Тина, расскажите о цели вашего визита в Казахстан?

– Я в Казахстане впервые, и, конечно, моя цель – познакомиться с прекрасной большой страной, с огромным культурным и историческим наследием. Для меня стало большой и очень приятной неожиданностью, радостью, что песни из моего нового альбома «Красивая» стали здесь популярными, они в активной теле- и радиоротации. Именно для этого я здесь поддержать этот альбом, который вышел в 2021 году, поздороваться, рассказать вам о том, что мы дружны, мы близки и готовы творить и созидать вместе. 

Как удалось в этот непростой период коронакризиса выпустить новый альбом? Сейчас много говорят о том, что пандемия, а в особенности меры, принятые в связи с ней, тяжелее всего отразились на артистах, чьи доходы почти полностью зависят от живых выступлений. Как вы решились приехать в другую страну, чтобы познакомиться вживую со своими почитателями?

– На самом деле, если взглянуть на эту ситуацию с другой стороны, то все притормозили, появилось время оглянуться, иначе посмотреть на привычные вещи, случилась переоценка ценностей.

Мы за это время успели хорошенько потрудиться над моим брендом. Ведь Тина Кароль – это целая команда, без которой я бы не справилась с реализациями идей и всего остального. Команда – это мой движок, руки, ноги, это механизм, который все четко выполняет, но сердце бьется у меня, идеи зарождаются в моей голове.

Вы менеджер, продюсер, вы руководите своим лейблом и решаете бизнес-задачи. С точки зрения бизнеса к чему привел этот год, что пришлось пересмотреть, какие родились коллаборации? Удается ли сохранять рабочие места без сокращений?

– Для всех это оказался период рисков, нужна максимально подключенная интуиция. Все осознали, что сейчас нет права на ошибку, и если раньше у нас был запас времени, оборота, когда можно было искать, придумывать формулы, то сегодня мы должны действовать очень четко и скоординированно, за один удар. Раньше я могла записать песен тридцать в разных студиях мира, выбирать из них, а сегодня я не имею возможности и права растягивать процессы, я сразу должна писать крутую песню. Это максимальная мобилизация всех ресурсов, очень многое зависит от слаженной работы команды.

Если говорить конкретно о нас, то стоит обратить внимание на то, что за этот период моя команда увеличилась, да и я не позволила бы себе никаких сокращений, я очень ценю своих людей и ответственно отношусь к коллективу, не позволяю себе длительный отпуск, чтобы не лишать людей работы. Более того, я считаю, что хорошая команда может и даже должна себя окупать результатами. Поэтому, несмотря на ограничения по концертам, мы находили другие способы монетизации бренда Тина Кароль. Так в это непростое время родились довольно успешные проекты, коллаборации с украинскими брендами.

Мы приняли верное решение об открытии компании, которая занимается вопросами поддержки малого бизнеса. Кстати говоря, я тоже малый бизнес. И это здорово, что мы нашли способ поддерживать друг друга. Благодаря этому началось мое сотрудничество с компанией, которая занимается пошивом туфель. Выпущены уже три коллекции под моим именем, и, надо сказать, это их самые успешные продажи за всю историю этого украинского бренда. Это очень интересный проект, я целых полгода вместе с дизайнерами работала над колодкой, над тем, как будет выглядеть каблук, какая ткань больше подойдет определенной модели и т. д. В итоге получился отличный результат. Это не единственный пример.

У меня появилась идея сделать колготки со стрелочкой и надписью на коленях «Скандал», так называется одна из моих песен. Я нашла фабрику «Днепр» в Днепропетровске, которая шьет колготки. Я даже не предполагала, что в нашей стране, оказывается, можно плести колготки. Вы только представьте, ведь необходима специальная аппаратура, чтобы реализовать все это качественно, и мы их нашли, договорились, в итоге это сумасшедший успех. Оборвали нам телефон, что хотят купить наши колготки и в России, и в других странах. А доставки у нас нет, у нас сейчас, к сожалению, нет даже торговых отношений с РФ, чтобы можно было подписать договор.

Это хороший повод выводить эти бизнесы за пределы Украины, нужны партнеры в других странах, в том числе можно запускать подобные проекты, например, с компаниями из Казахстана. Есть ли такие планы?

– Я с большим удовольствием поставила бы эти коллекции в магазины Казахстана. Я уверена, что и туфли, и колготки точно оказались бы очень востребованы. Можно запустить франшизу и в Казахстане, и в других странах. Можно даже изготавливать все это здесь. 

Можно ли это сейчас назвать приглашением к сотрудничеству для казахстанских предпринимателей?

– Да, именно так, это призыв. С удовольствием, я открыта для предложений, давайте создавать что-то вместе. Я всегда рада поделиться креативом, предоставить имя франшизе для реализации классных идей и проектов. Я буду рада выпускать что-то интересное здесь, на этом рынке. Могу заверить, что туфли и колготки будут иметь успех, это уже проверено.

У меня была возможность попробовать себя в разных проектах. Мы с партнерами выпускали и аромасвечи, и бамбуковое постельное белье.

Я участвую только в тех проектах, в которых точно знакома с качеством товара. И мне попала в руки бамбуковая постель, оказывается, она поразительная. Тебе не жарко, не холодно, ты чувствуешь себя в уюте и комфорте. Я откровенно скажу, что пару съемок проспала, потому что настолько уютно было оставаться в постели. Я стала бренд-амбассадором этой фирмы, но все подарки своим родным и близким, а мне очень захотелось подарить им такой волшебный подарок, я покупаю за свой счет. Это честно и правильно, именно в этом есть цель любого сотрудничества, чтобы проект зарабатывал. Я не беру ничего бесплатно, хотя я теперь лицо этой компании. Люди считают деньги, я считаю деньги, нужно уважать труд и время друг друга, в этом и кроется успех.

Также я уже три года являюсь лицом национального ювелирного бренда «Укрзолото». Интересный был кейс, когда под конец второго года сотрудничества я сказала: «Ребята, у вас все красиво, камни, металл, классика, но будет очень интересно, если мы выпустим что-то необычное, например, маленький топорик, который можно будет носить на шее». Реакция, конечно, была неоднозначной: «Что? Топорик?!». Но в итоге мы четыре месяца кропотливо над ними трудились, и эти топорики разлетелись отличным тиражом. Недавно мы выпустили Trinity розу, которая тоже пользуется спросом.

Давайте перейдем к музыке. Как вы оцениваете современную музыку? Новая волна звезд, таких как Моргенштерн, изменила стандарты? Меняется ли ваш зритель и ваша музыка вместе с ним?

– Вы знаете, изменения и новые течения – это хорошо, просто каждый артист должен понимать, что не все, что подходит одному исполнителю, обязательно подойдет и другому. Определенно, нужно идти в ногу со временем, но очень важна органика. Сейчас мы наблюдаем за тем, как много подражателей у ярких личностей, но почему-то тот, кто на самом деле таковым является, все-таки существует в единственном экземпляре. Тот, кто и правда цепляет. Вот вы назвали имя Моргенштерн, а ведь он в целом на полной органике существует, и все его фишки – это наитие внутреннего порыва, я считаю, замечательный парень, классно у него все получается. Сейчас время таких тенденций, другой молодежи.

Но тем не менее себя я тоже считаю молодежью. И никаких конфликтов интересов у нас не существует. Музыка изменилась, но основа нетленна. И потом, все это глубинные знания, творческие, студийные, очень профессиональные. Я не верю, что все создано на коленках. Что откуда-то вдруг случайно появилось новое течение. Любой проект – это продуманная грамотная работа, системная ответственность.

– Есть ли мысли, побывав в Казахстане, записать feat с какой-то нашей группой или певцом, музыкантом?

– Да, я с большим удовольствием бы сделала совместный проект, но только с артистом, который живет именно в Казахстане, не в России.

Поймите меня правильно, мой выбор был остаться в Украине. Я никого не агитирую, но в свое время я поставила национальные интересы выше собственных. Безусловно, это очень сильно отразилось на финансах, на бизнесе, на популярности. Но я ни в коем случае не жалею. Это мой осознанный выбор. Выбор гражданина. И, надо отдать должное, в тот период у меня сработала бизнес-модель как у менеджера и продюсера. Никто не знал, что делать. Был национальный кризис в стране, шла война. И вообще непонятно было, что будет дальше.

Но мы поняли, что в больших городах людям не до музыки, они больше в этой стагнации засели. А вот в маленьких городах люди остались без коммуникаций в целом, и им стало страшно. И им был нужен глоток воздуха, глоток надежды. Мне это стало понятно, что нужно ехать, и мы создали концертный маршрут по маленьким украинским городам. Насчиталось этих городов 150. Более благодарных, наивных и честных зрителей я не встречала. Насколько это было важно для них. И коллектив находился в тонусе, люди были счастливы. Мы пели по два концерта в день. Переполненные залы. Этот тур показал нам, что такое настоящая жизнь, дружба, любовь. Всю свою программу я была ориентирована на зального зрителя.

А сейчас что-то изменилось в музыке?

– Сейчас ввиду карантина моя музыка стала ориентирована на digital, но нельзя терять лицо. И тут начинается самая важная задача – сохранить то, за что тебя любят, но адаптироваться под новые реалии. Я на сцене 15 лет. И конечно, за это время менялась я и менялось мое творчество: все помнят, сначала был молодой образ, потом было замужество, а когда не стало мужа, все узнали лирично-романтическую певицу, сердечную. И это уже никуда не делось. Но мне нужно было что-то изменить, потому что лирики, драмы достаточно много, а другие участки просели. Мне нужно было найти баланс, добавить то, чего не хватало зрителю – остроту взгляда, резкость, жесткость, так называемую lady boss. Сыграть эту новую роль, не бояться развернуть своего персонажа совершенно в другое русло, чтобы это было убедительно.

– А как сильно отличается эта Тина на сцене от Тины, с которой я сейчас говорю?

– Ничем она не отличается. Разве что тем, что на сцене все блистает, сияет, а в жизни я, пожалуй, скромный интроверт. 

– Вы говорили о том, что поставили национальные интересы выше собственных. А насколько вообще артисту необходимо участвовать в политической жизни страны? И способен ли современный артист влиять на какие-либо политические процессы, участвовать в них? Сейчас стало модным из артистов приходить в депутаты. Как вы считаете, это правильная тенденция?

– Каждый человек играет определенную роль в системе. Вопрос заключается в том, с какой целью ты приходишь в политику? Какая у тебя мотивация? Можно делать разные вещи, но, когда у тебя лживая мотивация, ты рано или поздно зажаришься на этой сковородке.

– А вы не думали участвовать в политической жизни страны?

– Мне уже делали такие предложения. Но я отказываюсь, потому что сейчас я вижу свою самую бескорыстную мотивацию в творчестве, в пении, в выступлении на сцене. Я пока для себя не сформулировала, кто я там в политике. Я, наверное, могу быть полезна, могу что-то подсказать, чему-то научить, могу влиять, могу креативить, находить выходы из непонятных ситуаций, решения проблем. Но это все как функционал вряд ли вписывается в формат «депутат», «министр», «президент». Я человек другого склада ума, у меня совершенно другая задача.

Ваши песни в основном звучат на русском языке или на украинском?

– Я пишу и на русском, и на украинском языках. Но у меня нет ложной мотивации специально делать что-то: «Сейчас сяду, напишу на украинском языке, и все порадуются». Нет, такого не может быть. Вот написалась песня так на русском, значит, написалась. До этого написался альбом на украинском языке, он выйдет в августе. А после этого, может, снова будут русские песни, так уж сложилось.

У вас есть сын Вениамин, он учится за рубежом. Вы рассказывали о своей патриотической мотивации, почему же приняли решение дать сыну английское образование?

– Хороший вопрос. Скажу откровенно, что, когда Веня пошел в школу, наше украинское образование хромало. Мне не нравится подход учителей, не нравится школьная программа. Она только сейчас начала модифицироваться. А потом призма мамы. Наше совковое воспитание предполагает предвзятое отношение, навешивание ярлыков, что мажор, или будут уточнять какие-то сплетни, газеты показывать. И изначально мысль родилась, чтобы избежать всего этого. Но я ничего не навязывала, я хотела, чтобы он сам сделал выбор. Я решила показать ему возможный вариант. Когда мы приехали в Англию, я дала ему в руки обратные билеты со словами: «Если не понравится, то мы сразу же улетаем». Но он сказал, что хочет попробовать.

А еще мне действительно повезло с тем, что я познакомилась там с украинской семьей, где Веня сейчас живет. Когда я попала в эту семью сама, то поняла, что Украины в этой семье больше, чем в самой стране. От инвентаря, тарелок, полотенец до соблюдения всех традиций, языка, на котором они говорят, еды, которую они готовят. Замечательные люди Надежда и Роман, у них двое сыновей. Сама Надежда является председателем украинской общины. Веня прекрасно интегрировался туда, научился плясать гопака, научился петь все украинские песни. Он служит в украинской церкви помощником священника. Он говорит исключительно на украинском языке. И для него Украины там больше, чем где-либо. Плюс образование, которым я очень довольна. И самое главное – там он просто парень. Он даже мне говорил: «Мама, когда ты заходишь ко мне в школу, все говорят мне, какая ты красивая. И удивляются, что в Украине ты артист, а здесь так скромно приходишь». В общем, радуются, что я не давлю авторитетом.

Как часто вы видитесь?

– Довольно часто. Да и благодаря коммуникациям разлука ощущается не так остро. Я летаю к нему, он прилетает ко мне, практически каждые две недели мы видимся. Он уже даже говорит, что я слишком часто прилетаю, что уже взрослый, 12 лет все-таки.

Какие страны в планах после Казахстана?

– Летом мы поедем в Азербайджан, обязательно заглянем в Грузию и дай Бог получится и в Беларусь успеть. Мы объявим тур. И в Казахстане тоже. Я бы очень хотела побыть здесь подольше. Я успела рассмотреть, сколько здесь у вас природных, ландшафтных достопримечательностей. И мне безумно понравились березы в озере. Обязательно хочу увидеть каньон и озеро среди гор. Кстати, именно ландшафты меня вдохновляют на творчество, так я наполняюсь, черпаю силу, энергию.  

– Тина, спасибо большое за беседу, мы ждем вас в Казахстане снова и желаем вам успехов!

Текст: Адель Ануарбекова

Фото из личного архива Тины Кароль

 

Благодарим Grey Cardinals за организацию интервью и Novotel Almaty City Center за локацию для его проведения.