«Биткоин с нами надолго»

0
2230
«Торговля криптовалютами поставила мир под угрозу глобального финансового кризиса», – заявил заместитель руководителя Банка Англии Джон Канлифф в интервью CNBC. Он предрек мировой экономике образование пузыря, аналогичного тому, что образовался на американском рынке во время ипотечного кризиса.
В конце октября главная криптовалюта торговалась неподалеку от психологической отметки в 60 тыс. долларов, тогда как попытки роста ограничивались зоной 62 500 долларов. 1 ноября котировки в моменте опускались до 59 300 долларов, где встретили поддержку и отскочили в зону положительных значений, расположившись на уровне 62 тыс. долларов в ходе дневных торгов.
После свежего перерасчета сложность майнинга в последний день октября выросла почти на 8 %, увеличившись уже восьмой раз подряд. Так, за три месяца сложность добычи монет выросла на 47 %, восстановившись после обвала на фоне жесткой политики Китая, который ликвидировал майнинг в стране.
Тем временем американский автодилер Post Oak Motor Cars начал принимать биткоин к оплате покупки своих автомобилей. Первым проданным за криптовалюту стал Rolls Royce Ghost. Операции осуществляются через партнерское соглашение с компанией New York Digital Investment Group. Кроме того, теперь сотрудники Post Oak Motor Cars смогут получать часть зарплаты в BTC.
О том, что же ждет рынок криптовалют и какие основные вызовы сейчас стоят перед финансовым рынком Казахстана, мы поговорили с Сергеем Лысаковым, руководителем информационно-аналитического центра TeleTrade.

– Сергей, что сейчас творится на рынке криптовалют? Что именно влияет на рост биткоина? Есть ли у вас прогнозы, до какой отметки он может вырасти? Уже есть эксперты, которые говорят о биткоине как о пирамиде, которая вот — вот посыплется. Правы ли они? Каковы ваши прогнозы на этом рынке до конца года?

– Биткоин наконец-то получил веское признание финансового сообщества после запуска EFT фонда на биткоин в середине октября. Запуск фонда привлек более $1,1 млрд в течение первых двух дней с момента размещения. Важно, что фонд находится в легальном правовом поле, а значит, его доли могут приобретаться американскими инвесторами без каких-либо ограничений и чрезмерных рисков. Так как этот фонд состоит целиком из вложений в биткоин, то фактически покупка долей этого фонда и есть инвестиции в биткоин, так как управляющие будут направлять эти средства на покупку криптовалюты. Идея так понравилась управляющим, что уже к 25 октября еще две компании заявили о планах создания таких фондов. Перевод ведущей криптовалюты даже с помощью производных инструментов в правовое поле фактически «легализует» биткоин для инвесторов, которые признают криптовалюту частью мировой финансовой системы. Разумеется, это не означает, что цена биткоина теперь будет стабильно расти вверх, но, возможно, будет в меньшей степени подвержена волатильности. На этом фоне криптовалюта обновила свой исторический максимум в $66 649 за монету.

Учитывая вышесказанные обстоятельства, можно с большой уверенностью утверждать, что биткоин с нами надолго. Разумеется, он по — прежнему отличается от государственных валют, стоимость которых так или иначе поддерживается национальными банками. Однако в случае с биткоином мы видим растущее число компаний, которые принимают его к оплате товаров и услуг, а теперь и финансовых игроков, которые заинтересованы в его поддержке. Ну а пузыри сейчас стали неизменным спутником финансового рынка. Как мы видели, они могут образовываться на большинстве рынков – и валютном, и фондовом, рынке недвижимости и сырьевом рынке. С другой стороны, отсутствие криптовалют в финансовой системе никак не мешало образованию пузырей, которые периодически превращались в полномасштабный финансовый кризис, например в 2000 или 2008 годах. Сейчас капитализация рынка криптовалют составляет более $2,62 трлн, в то время как капитализация глобального фондового рынка составляет $116,78 трлн. Помимо несопоставимых масштабов, финансовые риски для многих европейских компаний и банков в условиях долгого существования отрицательных процентных ставок могут привести к серьезным финансовым сложностям при резком повышении стоимости кредита. Изменения в государственной политике Китая уже в перспективе могут привести к разбалансировке финансовых показателей китайских гигантов. Примером таких «звоночков» можно считать китайских девелоперов, которые вопреки пожеланиям компартии разгоняли спрос на недвижимость в Поднебесной, а после указания на «перегибы» попали в ситуацию трудностей с обслуживанием внешнего долга. В дальнейшем есть подозрение, что с использованием механизма помощи со стороны государства подобные компании постепенно будут перетаскиваться в государственную собственность или просто ликвидироваться. Какие «пузыри» могут возникнуть в этом глобальном процессе, еще только предстоит выяснить.

– Как будет развиваться ситуация с инфляцией в Казахстане до конца 2021 года?

– Инфляция в Казахстане продолжает ускоряться. По итогам октября она достигла 8,9 % в годовом измерении, что значительно выше даже пересмотренных в сторону повышения прогнозов денежных властей. При этом они признают сохраняющееся проинфляционное давление. В общем, это и не удивительно. Цены растут по всему спектру товаров и услуг, прежде всего на продовольственные товары, которые уже прибавили 11,5 %. Именно они опережающими темпами толкают цены вверх. Это не исключительная ситуация Казахстана, а общемировая тенденция.

Тем не менее ситуация в РК усугубляется импортом инфляции от своих ведущих торговых партнеров – Китая и России. Например, инфляция в России в текущем году, только по официальным прогнозам ЦБ РФ, достигнет 7,4–7,9 % против 5,7–6,2 %, ожидавшихся в июле, хотя уже к середине ноября инфляция достигла 8,1 % в годовом измерении. Стоит напомнить, что российский регулятор еще в начале года ожидал инфляцию на уровне около 4 %. Сейчас в России маховик инфляции раскручивается на полную катушку. Никаких факторов, которые могли бы затормозить его или побудить российские власти к сдерживанию роста цен, нет. Да и попыток повлиять на происходящее галопирование инфляции не заметно. Если в предыдущие годы была хоть какая — то видимость ограничения цен на бензин, жизненно необходимые базовые продовольственные товары, то теперь об этом ничего не слышно.

НБРК в своих прогнозах также старательно принижает инфляцию, вынужденно признавая, что она существенно выходит за рамки прогноза 4–6 %, и даже 7 % на 2021 год. С учетом высоких цен на сырьевые товары, возобновления роста продовольственных цен, в целом сохранения высокого уровня стимулирования со стороны крупных центральных банков до декабря текущего года, ожидать какого-либо торможения цен как минимум наивно. Даже в Европе, которая многие годы страдала от дефляционных тенденций, инфляция побила 13-летний рекорд, скакнув до 4,1 % в годовом измерении. Денежные власти по всему миру начинают признавать, что высокая инфляция носит устойчивый долговременный характер. То есть говорить о том, что цены сейчас остановятся, а уж тем более откатятся назад до конца года – значит просто откровенно замалчивать происходящие процессы. Более того, вполне вероятно, что высокие темпы роста цен сохранятся и в начале следующего года из-за роста коммунальных тарифов, налоговых сборов и других обязательных платежей. В текущих же условиях примечательным является тот факт, что страны ОПЕК+ в сентябре добыли на 15 % меньше нефти, чем планировали. Конечно, можно вспомнить о «проштрафившихся» членах картеля, которые регулярно добывали больше нефти, чем было предусмотрено их квотами. Но в общем сейчас они идут в русле общей тенденции производителей нефти, которые подталкивают цены вверх. США в данном случае не могут «залить» рынок более дешевой нефтью, так как сами еще расхлебывают последствия ураганов, нанесших существенный урон инфраструктуре нефтедобычи в стране.

Если вернуться к Казахстану, то власти пытаются ограничивать рост цен, однако на региональном уровне даже вместе с Нацбанком этого сделать не получится. Тем более в условиях повышающихся трат республиканского бюджета. В этом году при сохранении текущих тенденций вполне реально приближение показателя инфляции к 11 %.

– Какие основные риски и вызовы, по вашему мнению, сейчас стоят перед банками Казахстана и в целом перед финансовым сектором?

– Что касается банковской системы, то глобально каких-то проблем не наблюдается. Закончена «зачистка» банковской системы. Проблемные банки были принудительно выведены из игроков на рынке, некоторые банки сдали лицензию добровольно. Даже извечный критик банковской системы РК международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s впервые за последние пять лет дало весьма позитивную оценку развитию БВУ и роли Нацбанка в этом процессе. Агентство отметило, что не ожидает серьезных проблем у казахстанских банков, которые могли бы привести к банкротству в ближайшие 12–18 месяцев. Сейчас в банковском секторе Казахстана количественно доминируют банки с иностранным участием. Однако ведущую роль по-прежнему занимает Народный банк, далеко опережая все остальные по размеру активов. Существенно в этом году прибавил Kaspi Bank и Сбербанк. Не говоря уже о том, что Kaspi Group сделал отличную заявку на экспансию на территорию Украины, купив БТА Банк Украина, а также украинскую межбанковскую платежную систему Portmone Group.

Снижающаяся дол я просроченных кредитов и растущая прибыль в 2021 году служат хорошим подтверждением бурного развития БВУ.

Если же говорить о том, что кредитные ставки завышены, вызывают вопросы отдельные случаи в практике истребования и реализации залогов, их оценки. С точки зрения потребителей банковских услуг эти вопросы довольно актуальны. Однако с точки зрения именно рисков для банковской системы сейчас они не являются фундаментальными, а те, что могли бы стать, вроде прощения банковских долгов казахстанцам, носят гипотетический характер и вряд ли могут обсуждаться всерьез.

Поэтому можно говорить о довольно высоких кредитных ставках как о проблеме для дальнейшего развития экономики, но эти ставки в целом складываются под влиянием экономических условий и далеко не всегда продиктованы исключительной жадностью банков.

Конечно, стоит также сказать о необходимости более справедливых и равных условий для всех участников банковского сектора. Не секрет, что отдельные банки, например Отбасы банк, получают государственные деньги на реализацию программ льготного кредитования, в том числе ипотечного кредитования. Повышение конкуренции даже в небольшом банковском секторе РК с целью более равноправного доступа к дешевым государственным ресурсам при реализации целевых государственных программ или нацпроектов, программ льготного кредитования при соблюдении критериев надежности могло бы способствовать более равномерному и эффективному развитию банковского сектора.

– Каков ваш прогноз для тенге до конца 2021 года?

– Высокие цены на нефть и металлы поддерживают курс казахстанского тенге, который сохраняется в диапазоне 424–427 тенге за доллар. Последнее повышение базовой ставки НБРК до 9,75 % не завершает цикл увеличения ставки в этом году. Нацбанк оставил себе возможность увеличения ставки в декабре после того, как уже точно будет понятна ситуация со сворачиванием монетарных стимулов со стороны ведущих центробанков мира, прежде всего американской ФРС. Жесткая риторика российского Центробанка, который не только поднял ставку на 0,75 процентного пункта, до 7,5 %, но и указал на возможность повышения еще на целый процентный пункт в этом году, привела к существенному укреплению рубля, а значит, и некоторому возможному охлаждению ценового давления, в том числе опосредованно и на тенге. В базовом сценарии курс национальной валюты не превысит отметки в 430 тенге за доллар до конца года. Тем не менее в случае значительного сворачивания программ стимулирования по всему миру в ноябре-декабре тенге способен потерять больше, но эти потери пока не ожидаются очень значительными, в пределах 435–440 тенге за доллар. Опять-таки, это скорее пессимистичный сценарий, который будет включать в себя не только сворачивание мер монетарного стимулирования, но и падение цен на нефть.

– Президент РФ Владимир Путин в одном интервью отметил, что «доллар подрывает свои позиции в качестве мировой резервной валюты, и объем расчетов в дол ларах сокращается, и объем личных резервов стран мира в дол ларах тоже сокращается». Как вы считаете, какова судьба доллара?

– Если говорить о судьбе доллара, то никакие действия или заявления со стороны России или Казахстана не могут подорвать роль доллара в международной финансовой системе просто в силу несопоставимого размера экономик по сравнению с США. Текущее финансовое мироустройство просуществует значительное время, а позиции доллара довольно сильны. Претензии юаня на роль ведущей мировой валюты будут в значительной степени зависеть от ограничений на потоки капитала со стороны китайских властей и развития китайской экономики. Но, вероятнее всего, большинство стран не захотят отказываться от доллара в пользу юаня, который находится под контролем коммунистического режима. Да и сам Китай пока не горит желанием кардинально менять мировую финансовую систему. Нынешняя его вполне устраивает.

Процесс замещения доллара в международных расчетах идет постепенно. Однако при этом в большей степени растет скорее дол я евро, а не, например, юаня.

Текст: Адель Ануарбекова