В рейтинге Doing Business имидж Казахстана усилился, а Национальная палата предпринимателей «Атамекен» заявила, что более 3 тысяч бизнес-структур оказались на грани банкротства. Любые рейтинги должны четко проверяться и подтверждаться косвенными исследованиями, — считает Досым Сатпаев.

Отечественные эксперты ответили на вопрос, что на деле означает престижное 28 место в «хит-параде» из 190 стран.

Марат Шибутов считает, что рейтинг Всемирного банка Doing Business подтягивает Казахстан по другим рейтингам, и подъем вверх — это показатель работы министерства нацэкономики.

Улучшение позиций в рейтинге Doing Business можно считать успехом на двух уровнях. Во-первых, со стороны министерства национальной экономики, которое работает над сокращением различных разрешительных мероприятий и улучшением процедур для бизнеса. Во-вторых, работа акимата Алматы, так как Doing Business измеряется по этому городу.

Показатель Doing Business подтягивает наши позиции по другим рейтингам — суверенного долга и частных долгов. Получается, нам дадут более дешевые деньги

Для того чтобы стать еще выше в Doing Business, нам необходим земельный кадастр и автоматизация выдачи условий и архитектурно- проектировочных заданий.

Такие рейтинги работают, но косвенно

Петр Своик в свою очередь считает, что такие рейтинги работают только косвенно.

— Все подобные рейтинги работают только косвенно. Напрямую работают рейтинги от мировых рейтинговых агентств. Там прямая связь — чем выше, тем дешевле внешние заимствования. Все остальное — это тоже важно для разговоров и неких статусов, но прямого смысла не имеет.

Тем более, что рейтингов такого рода много и они меняются. Например, Давосский рейтинг, его способ, методы отбора, оценки самих показателей недавно были кардинально пересмотрены, а мы вообще имеем задачу к 2050 по нему войти в 30-ку наиболее конкурентоспособных государств. Войдем или нет, сказать пока трудно, но что к 50-му году никакого Давосского рейтинга не будет — это точно.

Так и Doing Business в какой-то степени объективен, оценивает ряд параметров, относящихся к бизнесу. В Казахстане в этом смысле неплохо. Можно похвастаться, хотя это не отменяет другие проблемы

Фактических преимуществ от этого рейтинга никаких и даже репутационные бонусы относительны. Конечно, в газетах можем написать, что мы обогнали узбеков, и немного погордиться.

Вопрос в том, признают ли сами узбеки, что мы их обогнали в этом рейтинге и обогнали ли вообще. Не получится ли так, что они посмеются над этим. Тут вопрос неоднозначный.

Doing Business – не показатель

Наиболее скептично к подобным исследованиям относится политологДосым Сатпаев. Он считает, что это не показатель улучшения государственной политики.

— Я не доверяю подобным рейтингам и их показателям, несмотря на то что они проводятся международными организациями. Тем более, если вспомнить, что экономический кризис, который прошелся по странам и нанес мощный удар не только по Казахстану, показал, что рейтинги — это достаточно относительные показатели.

Структуры, занимавшие в них высокие позиции и индексы, вследствие удара показали, что являются надутыми, объявили о банкротстве и вовсе исчезли со сцены. Этот урок был четким и конкретным. Любые рейтинги должны четко проверяться и подтверждаться косвенными исследованиями

В Doing Business наш рейтинг поднялся, а Национальная палата предпринимателей «Атамекен» заявила, что более трех тысяч бизнес-структур оказались на грани банкротства. И это достаточно большой показатель.

Несмотря на то что у нас есть госпрограммы по поддержке и кредитованию малого и среднего бизнеса, это говорит, что ситуация в бизнес-сфере не очень хорошая.

Многие бизнесмены МСБ не могут получить кредиты под хорошие условия, хотя об этом говорится на каждом углу. Не могут, потому что нет залогов. У нас регулярно идут скачки национальной валюты.

Любая девальвация тенге – это мощнейший удар по отечественному бизнесу, особенно по производителям

У нас за последние несколько лет были две мощные девальвации. Они в первую очередь сыграли на пользу сырьевым компаниям.

Что касается отечественного бизнеса, из-за девальвации он понес серьезный ущерб. Поэтому факт улучшения наших позиции в Doing Business говорит о том, что государство формально приняло много хороших законов, то есть приняло правила игры.

Но самое важное — то, как это реализуется на практике, потому что одна рука делает что-то хорошее, а другая — не очень. То есть одна рука принимает программу по кредитованию поддержки бизнесменов, а другая допускает девальвацию национальной валюты, дисбаланс в финансовой системе.

Если копнуть глубже, мы видим много деталей, которые делают эту картину менее привлекательной. То, что нас поместили с имиджевой точки зрения в благоприятную группу по Doing Business, отнюдь не говорит, что казахстанский бизнес чувствует себя комфортно.

Не нужно всем нравиться

— Нам нужно отойти от провинциальной попытки кому-то понравиться. Я понимаю, что с точки зрения правительства, самое главное попасть в хорошие рейтинги и обязательно всем показать, что Казахстан занимает в них хорошие позиции.

Но мы в первую очередь должны пытаться понравиться не внешним топ-инвесторам, а внутри своей страны

И не на словах, а на деле создать те же самые условия для бизнеса, которые создают другие страны мира. А у нас получается, что мы гоняемся за рейтингами. Надо обратить внимание, что в глобальном рейтинге конкурентоспособности мы оказались на 59 месте, как и в 2017 году

То есть мы не улучшили свои позиции. А когда-то входили в 50 конкурентоспособных стран мира, но оттуда недавно выпали. И это опять-таки говорит о том, что у нас очень все нестабильно.

Сейчас у нас улучшение по Doing Business, завтра может быть ухудшение. Потому что здесь большое количество проблем, связанных не только с официально принятыми формальностями, но и с большим количеством неформальных правил.

Главная задача любого правительства — не играть на публику, а в первую очередь сделать так, чтобы собственные граждане верили государству, хотели бы заниматься бизнесом, хотели бы вкладывать деньги в экономику страны, а не выводить их.

Источник 365info