У казахстанцев много страхов, но главным остается один — рассказывают эксперты. Все больше население опасается девальвации, социального взрыва, войн и террористических атак. О том, какие риски для страны реальны, а какие надуманы, рассказывают аналитики пресс-клуба «Содружество».

Страхи и реальность

Многие наблюдатели и эксперты в разных областях отмечают возросшую динамику общественных процессов на постсоветском пространстве. В ближней перспективе предполагаются существенные перемены в источниках и темпах развития многих государств данного региона. Вместе с тем возрастают угрозы и риски.

В связи с этим весьма интересными оказываются результаты международного исследования АЭФ 2018 Global Challenges Summit, посвященного восприятию человечеством повестки глобальных вызовов. В том числе был сделан обзор наиболее значимых рисков для Казахстана в перспективе ближайших 10 лет.

Исследование показало выросшие на 17-20 пунктов риски социальной нестабильности, межгосударственных конфликтов и государственного кризиса

Это связано как с внутри-, так и с внешнеполитической обстановкой в регионе. В Казахстане также значительны страхи войны и террористических атак. Но объективных предпосылок для возникновения рисков внутриполитической нестабильности в Казахстане не наблюдается. Поэтому рост страхов в данном случае можно отнести к работе пропагандистской машины и общему умонастроению. Видимо, различные группы интересов в стране пытаются представить свои трудности в виде рисков для страны в целом.

Основной проблемой для экономической политики Казахстана являются постоянные девальвационные и связанные с этим инфляционные ожидания

В исследовании отмечается, что за три года наблюдений сильнее всего в отношении Казахстана возросло значение риска инфляции: +39,9 пунктов по сравнению с минимальным значением 4,3 п. в 2016 году. Между тем в 2016 году лидировал риск скачка цен на энергоносители.

Население реагирует на риск инфляции резким повышением спроса на иностранную валюту. По данным на июнь 2018 г., повысился спрос на доллары, их нетто-продажи обменными пунктами составили 79,9 млрд тенге, что в 2,4 раза больше, чем месяцем ранее. При этом средневзвешенный курс доллара в июне вырос на 2,4% к маю. На рост девальвационных ожиданий давит структура депозитов, где превалирующую долю занимают валютные (более 52%) депозиты.

С протянутой рукой

Второй, выросший по своему значению риск в Казахстане, это рост внутреннего долга в ключевых для мировой экономики странах. Примерно половина товарного экспорта Казахстана приходится на страны Европейского Союза, еще около 10% — на Китай. Поэтому внешнеторговые связи и экономика страны в целом сильно зависимы от состояния ведущих развитых экономик мира.

Вместе с изменением цен на нефть, составляющей основную статью экспорта страны, текущая структура внешних экономических отношений действительно повышает риски для Казахстана.

Актуальным остается риск низкого роста кредитования. В 2017 году Национальный банк Казахстана активно начал реализовывать свою программу по повышению финансовой устойчивости банковского сектора. Но надо учитывать риск того, что многие казахстанские банки функционируют только при условии сохранения этой поддержки. Поэтому для экономики сохраняется риск ограничения кредитования со стороны банковского сектора. Кроме того, рост кредитов за 2017 по сравнению с 2016 на 10% обеспечен за счет кредитования населения (+46%, а ипотечное кредитование выросло в 1,8 раза), тогда как кредитование корпоративного сектора снизилось на 1,3%.

Бизнес меньше предъявляет спрос на кредитные ресурсы, так как уверенность в будущем находится под давлением девальвационных ожиданий

Индекс предпринимательской уверенности в торговле и строительстве имеет отрицательное значение.

Во всем виновата Россия?

Основным фундаментальным риском по-прежнему остается низкая диверсификация хозяйственной системы Казахстана и чрезмерная зависимость казахстанской экономики от сырьевого сектора. Ключевыми экспортными статьями Казахстана остается сырьевая продукция и продукция низких переделов. Доля первой в экспорте республики по-прежнему остается очень высокой, достигая 64%, доля второй – около 15%.

У России — главного партнера по ЕАЭС — в экспорте почти 40% составляют неминеральные продукты, в отличие от Казахстана

Действия России через рублевый канал прямо сказываются на текущем счете платежного баланса и денежном рынке Казахстана. Риска торговой войны можно было бы избежать, если бы страны ЕАЭС находились в едином валютном пространстве. Но пока это не так. Поэтому монетарной политикой и гибкостью возможно было бы оперативно отвечать на импульсы Центробанка России.

Тут важна определенность: в чем заключается политика на перспективу? Единое валютное пространство или сохранение нынешнего положения? Разные ситуации потребуют разных средств учета рисков. Но определенно неправильно сетовать на Россию за то, что она проводит политику в своих интересах, требовать взять на себя тяжесть основных рисков партнеров и даже изменить внешнюю политику, чтобы уменьшить санкционное давление и его рикошетное воздействие на экономику Казахстана.

Источник 365info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *